Meeting point (Место встречи)

Posted on Пятница, Декабрь 23rd, 2011 at 5:51 пп

Обычное субботнее занятие йогой. По окончании как обычно спели Сат Нам, и я пожелала всем хороших выходных, а потом неожиданно для самой себя добавила: «Неизвестно, в какой стране мы проснёмся завтра». Это было утро 10 декабря…

Почему-то впервые за многие годы я ощущала трепетание в той части себя, которую давным-давно перестала замечать, точнее сказать, выбрала не чувствовать. Это та часть меня, которая когда-то, ещё в детстве, радовалась, что я живу в стране, занимающей не много не мало, а 1/6 часть суши, гордилась тем, что мы первые полетели в космос, что я говорю на «великом и могучем» русском языке, и просто радовалась счастливому детству. А детство ведь и, правда, было вполне беззаботным и безоблачным, если не считать очередей и тотального дефицита. С годами я намеренно отсоединила себя от понятия Родины, вытеснив его «вселенским сознанием», «тотальностью» и «единением всего со всем». Да, я погрузилась в практики йоги, медитацию и «осознанность», и в моём мире Родина перестала существовать.

Но что за сюрприз подготовила мне наступившая (по некоторым данным) Эпоха Водолея? 11 ноября мы с друзьями-йогами дружно отметили её приход, а 4 декабря неожиданно также дружно пошли на выборы! Что это зашевелилось вдруг в той «запрещённой» части меня? Запрещённой, потому что у йога должно быть космическое сознание, не привязанное ни к какой частичной самоидентификации, а тут раз – и я чувствую себя частью того, что происходит в моей стране. Непродвинуто как-то, но что делать – принимаю как есть.

И вот я уже подъезжаю к главной площади нашего городка, где должен проходить митинг. Несанкционированный митинг. Я родилась в этом городе и выросла здесь. И сколько раз я хотела уехать из этого города, но снова возвращалась сюда. Он не отпускает меня и до сих пор. Он знаком мне до оскомины, до скуки, но именно по дорожкам его парка я люблю бродить пешком или кататься на велике, именно его приглушённые звуки мне нравится слушать, когда я открываю окна своего дома. Его улицы, дома и переулки я знаю наизусть, и именно здесь было так много того, что происходило «в первый раз».

На главной площади города, я была нет, не сто, а, пожалуй, тысячу раз, и всё время чувствовала себя как дома. Но не 10 декабря. Уже на подходе к площади я почувствовала какую-то тревогу. Подхожу ближе. Площадь оцеплена солдатами. На самой же площади проходит «выставка снегоуборочной техники». Снега 10 декабря не было и в помине! Да и вся «выставка» представляла собой демонстрацию одного-двух видов какой-то техники, выставленной в нескольких десятках экземплярах, занимавших, впрочем, всю территорию. Однако на «выставку» никого не пускают. Мама с маленькой девочкой хочет пройти посмотреть «на машинки». Ответ солдат краткий: «Нельзя!» Всматриваюсь в их лица. Да они почти что ровесники моего сына – стесняются, отворачиваются от журналистских камер, что-то бубнят себе под нос про то, что не знают, что тут происходит, «просто сказали стоять и никого не пускать».

Я обхожу площадь по кругу, по ближайшей улочке архитектуры 19 века, так безвозвратно искорёженной зданием недавно построенной супер-пупер престижной гостиницы, которая не только мрачно нависла над табакерковыми домиками с разноцветными фасадами, но и похоронила под собой архитектурный слой самого центра города, который, между прочим,  на год старше Москвы.

Какое-то гнетущее чувство продолжает преследовать меня. Какая-то тревога… Я чувствую себя чужой в своей стране. По другую сторону площади, по кромке солдатского оцепления, «охраняющего выставку снегоуборочных машин», стоят люди с плакатами. Их не больше двух сотен. Подхожу ближе. Оглядываюсь. На эти две сотни митингующих приходится, по меньшей мере, по одному человеку из ОМОНа или военной охраны. Пазики, уазики и другие машины с синими полосками окружили группу людей с плакатами, ощерились, как бы говоря: «Смотрите, не балуйте!». Группа митингующих стоит спокойно, просто держат свои лозунги. Вглядываюсь в лица людей – стеснение, робость, грусть, где-то растерянность, а где-то азарт. Все разные, но все просто обычные люди, не политики, не экстремисты, и даже не оппозиционеры. Да и с какой стати называть оппозиционерами тех, кто просто вышел, чтобы сказать, что его обманули. Мы же не называем оппозиционером того, кого обсчитали в магазине, и этот человек пожаловался заведующему. Оппозиционер, скорее, тот, кто обманул.

Холодно. Дует пронзительный ветер. А они стоят со своими плакатами и не уходят. В любую минуту их могут начать разводить по одному в машины с синими полосками – ведь митинг не разрешён. «Во мне болит Россия» – надпись на одном из плакатов. Читаю и чувствую, как эта фраза резонирует с той «запрещённой» частью меня, которую я вытеснила «глобальной тотальностью» и «вселенским единением». Я почувствовала боль. Не вселенскую, но конкретную. Не глобальную, но определённую.

Не берусь судить, в какой стране мы проснулись 11 декабря, но про себя могу сказать лишь одно – моё сердце стало более человеческим. Оно включило в себя помимо абстрактного «всё есть одно» нечто фактическое – моё личное участие, моё личное отношение, мою гражданскую позицию и сострадание. Определённые вещи стали мне не безразличны, да, всё есть одно, и я – часть этого. К моей личной Садхане добавился ещё один пункт – участие в выборах. В моём лексиконе появилось слово – Родина. Моё сердце стало местом встречи духовного и мирского. И я благодарю за это йогу. Кундалини йогу. Сат Нам!

You can leave a response, or trackback from your own site.

One comment

 1 
Siri Ganesh:

Спасибо, Жанна, большое!!!
честно говоря, после моего задержания я сталкивалась с некоторым непониманием йогов, которые советовали мне медитировать, а не ходить на митинги. И вообще по страницам многих йогов на вконтакте и фейсбуке было очень видно, что вселенской тотальностью они заглушили чувство сопричастности к происходящему в стране. Казалось, что некоторые считают себя выше этой мирской суеты… А вот мне казалось, что митинги медитациям не мешают, особенно, если митинг мирный и всё по Ганди :)

Декабрь 23rd, 2011 at 9:34 пп

Leave a reply

Name (*)
Mail (will not be published) (*)
URI
Comment