Posts Tagged Тула

И всё-таки весна )

Posted on Суббота, Март 31st, 2012 at 6:35 пп

пеночка-весничка - фото из нашего окна

И всё-таки если не уже, то скоро весна! «Твит-твит-твит-твит, тю-тю-тю-тю, виу-ви-ви-ви, ли-фью-фью-тю…» — доносится из-за окна. Кто это? На первый взгляд невзрачные, но, если присмотреться, очень симпатичные птички размером с воробья. Пеночки-веснички прилетели из Африки. Прилетели недавно, буквально на прошлой неделе. Трудно представить, что вот это создание весом 10 г прилетело так издалека, проделав путь более 10 тысяч км. Маршрут перелёта заложен у веснички в генах. Она просто знает, что ей надо лететь, и летит. Этот зов к перелёту выше её понимания, он где-то в самой глубине её существа. И бесхитростная пеночка просто подчиняется ему…

медитация для подготовки к вождению автомобиля в экстремальных условиях )

Posted on Вторник, Март 20th, 2012 at 6:53 пп

на фото - реальная тульская дорога, по которой реально умудряются ездить автомобилисты (не иначе, как настоящие йоги)

В который раз убеждаюсь в том, что Кундалини йога нужна, ОЧЕНЬ нужна, особенно в нашей стране. Особенно весной, когда вместе со снегом «сходит» асфальт, и вождение превращается в автомобильный слалом. Приходится маневрировать между ямами и ямками, канавами и канавками, буграми и открытыми люками! Никогда не знаешь, какой сюрприз ожидает тебя и твой автомобиль под водной гладью очередной лужи — яма или не яма. Я за рулём больше 20 лет и привыкла ко многому, но эта весна, кажется, особенная )) В «лихие 90-е» (как любят называть те времена любители «стабильности») ямы были гораздо скромнее.

Итак, как в этом случае поможет йога? А она точно поможет, недаром говорят, что йога — это точность в действии. Поможет она так: после хорошей крийи мозговые полушарии балансируются, реакция улучшается, нервная система крепчает (или крепнет?) — можно и за руль. А по вечерам, конечно же, дома, а не за рулём, можно попрактиковать приведённую ниже медитацию. Эта практика взята из книги «Survival Kit» («Набор практик для выживания»).

Медитация от стресса и внезапного шока

Йоги Бхаджан учил этой медитации 29 января 1979 года

Поза: Сядьте ровно. Положите правую кисть на левую, ладони при этом направлены вверх. Поместите руки на 2,5 см выше пупка. Тяните большие пальцы в сторону тела, надавливая кончиками больших пальцев друг на друга.

Глаза: Смотрите на кончик носа. Можно просто держать глаза приоткрытыми, а взгляд – рассеянным.

Мантра: Сделайте глубокий вдох и с выдохом монотонно пропойте:

САТ НААМ САТ НААМ САТ НААМ САТ НААМ САТ НААМ САТ НААМ ВАХЭЙ ГУРУ

САТ НААМ САТ НААМ САТ НААМ САТ НААМ САТ НААМ САТ НААМ ВАХЭЙ ГУРУ

САТ НААМ САТ НААМ САТ НААМ САТ НААМ САТ НААМ САТ НААМ ВАХЭЙ ГУРУ

Необходимо произнести всю мантру на одном выдохе. Отчётливо произносите каждый слог и поддерживайте один ритм.

Время: Начните с 11 минут и постепенно доведите время выполнения до 31 минуты.

В завершение: Глубоко вдохните и полностью выдохните 5 раз. Затем глубоко вдохните, задержите дыхание и вытяните руки вверх над головой как можно выше. Выдохните и расслабьтесь. Повторите всего два раза.

Комментарии: Эта медитация балансирует работу полушарий мозга, она помогает поддерживать равновесие в условиях стресса или под бременем внезапного шока. Она также укрепляет нервную систему, делая человека устойчивым в самых сложных ситуациях.

Удачи на дорогах и вообще! Сат Нам!

Проблема цитат

Posted on Среда, Январь 11th, 2012 at 1:06 пп

«Проблема цитат в интернете заключается в том, что люди в них безоговорочно верят». В.И. Ленин

Именно с этой замечательной цитаты мне хотелось бы начать свой рассказ о цитатах и цитировании. Как и всякий пользователь социальных сетей, я просматриваю новости. Мне интересно, чем живут мои друзья, о чём они думают, что радует, беспокоит, вдохновляет их. Но как часто, прокручивая новостную ленту, я не вижу друзей, я вижу перепосты, копипасты, «лучшие мысли всех времён» и «лучшие цитаты на все случаи жизни»! Мелькают знаменитые имена и фамилии, ссылки на авторитетные источники, сайты, группы… Мы как будто загораживаемся от мира, и каждая новая цитата подобна ещё одному щиту с умной надписью, за которой скрывается нечто очень личное, тонкое, возможно, ранимое, скрывается душа.

Слово обладает потрясающей силой, оно может проникнуть в самые глубины сердца человека, обнажив при этом сердце говорящего, но лишь в том случае, если сказано от души. Мы повторяем слова великих, но задумываемся ли достаточно глубоко над их смыслом? Бесконечное цитирование похоже на то, как если бы мы поглощали и поглощали пищу, не давая себе времени на её переваривание, либо на то, как если бы мы просто брали кусок пусть наивкуснейшей еды в рот и выплёвывали его, даже не разжевав. Мы все согласны с тем, что пищу надо пережёвывать, проглатывать и переваривать.

Слово – это пища тончайшего свойства, и требует внимательнейшего усвоения. Только тонкое слушание и молчаливое осмысление позволят человеку принять чью-то мысль и понять, что эта мысль стала им. Да, вот так, не больше, не меньше. Идея должна войти в дух человека, стать им, как съеденное яблоко перестаёт быть отдельным яблоком, а становится частью плоти того, кто его съел. Мысль или идея должны быть усвоены. Только тогда они станут вами. И это уже йога.

Я бы предложила всем нам практиковать «йогу цитирования». Прежде, чем скопировать цитату к себе на страницу, подумайте, действительно ли вы хотите, чтобы эти мысли стали вами, стали представлять вас, вашу тонкую суть? Или это просто наспех заглотанный и непрожёванный духовный, эмоциональный, ментальный, не знаю, какой ещё гамбургер, от которого кроме тяжести на животе (на сердце, на душе, в уме) ничего не останется?

Есть и ещё одна опасность цитат: они вырезаны из контекста. В одной и той же лекции, например, Йоги Бхаджана, я уже не говорю про Ошо, можно найти прямо противоположные по смыслу высказывания. И обычно мы выбираем лишь то, что нам нравится, что утверждает нас в каком-то мнении и придаёт вес перед оппонентами.

Одна цитата не раскрывает смысла всей лекции, и даже одна лекция не раскрывает в полной мере смысла всей жизненной философии автора. Чтобы понять взгляды человека, надо читать его книги, изучать его жизнь. Чтобы понять вкус пирога, его надо съесть целиком. Пережёвывать надо тщательно, дышать надо глубоко, читать надо вдумчиво, а цитировать… Лучше вообще не цитировать, по крайней мере, тех авторов, ни с жизнью, ни с произведениями которых мы не знакомы.

И возвращаясь к Владимиру Ильичу. В Советские времена в центре нашего городка на одном из административных зданий располагались крупные буквы высотой не меньше метра, из которых была выложена цитата вождя: «Значение Тулы для республики огромно…». И лишь во времена перестройки мы узнали продолжение этой фразы: «…но народ в ней не наш». Такие дела!

Meeting point (Место встречи)

Posted on Пятница, Декабрь 23rd, 2011 at 5:51 пп

Обычное субботнее занятие йогой. По окончании как обычно спели Сат Нам, и я пожелала всем хороших выходных, а потом неожиданно для самой себя добавила: «Неизвестно, в какой стране мы проснёмся завтра». Это было утро 10 декабря…

Почему-то впервые за многие годы я ощущала трепетание в той части себя, которую давным-давно перестала замечать, точнее сказать, выбрала не чувствовать. Это та часть меня, которая когда-то, ещё в детстве, радовалась, что я живу в стране, занимающей не много не мало, а 1/6 часть суши, гордилась тем, что мы первые полетели в космос, что я говорю на «великом и могучем» русском языке, и просто радовалась счастливому детству. А детство ведь и, правда, было вполне беззаботным и безоблачным, если не считать очередей и тотального дефицита. С годами я намеренно отсоединила себя от понятия Родины, вытеснив его «вселенским сознанием», «тотальностью» и «единением всего со всем». Да, я погрузилась в практики йоги, медитацию и «осознанность», и в моём мире Родина перестала существовать.

Но что за сюрприз подготовила мне наступившая (по некоторым данным) Эпоха Водолея? 11 ноября мы с друзьями-йогами дружно отметили её приход, а 4 декабря неожиданно также дружно пошли на выборы! Что это зашевелилось вдруг в той «запрещённой» части меня? Запрещённой, потому что у йога должно быть космическое сознание, не привязанное ни к какой частичной самоидентификации, а тут раз – и я чувствую себя частью того, что происходит в моей стране. Непродвинуто как-то, но что делать – принимаю как есть.

И вот я уже подъезжаю к главной площади нашего городка, где должен проходить митинг. Несанкционированный митинг. Я родилась в этом городе и выросла здесь. И сколько раз я хотела уехать из этого города, но снова возвращалась сюда. Он не отпускает меня и до сих пор. Он знаком мне до оскомины, до скуки, но именно по дорожкам его парка я люблю бродить пешком или кататься на велике, именно его приглушённые звуки мне нравится слушать, когда я открываю окна своего дома. Его улицы, дома и переулки я знаю наизусть, и именно здесь было так много того, что происходило «в первый раз».

На главной площади города, я была нет, не сто, а, пожалуй, тысячу раз, и всё время чувствовала себя как дома. Но не 10 декабря. Уже на подходе к площади я почувствовала какую-то тревогу. Подхожу ближе. Площадь оцеплена солдатами. На самой же площади проходит «выставка снегоуборочной техники». Снега 10 декабря не было и в помине! Да и вся «выставка» представляла собой демонстрацию одного-двух видов какой-то техники, выставленной в нескольких десятках экземплярах, занимавших, впрочем, всю территорию. Однако на «выставку» никого не пускают. Мама с маленькой девочкой хочет пройти посмотреть «на машинки». Ответ солдат краткий: «Нельзя!» Всматриваюсь в их лица. Да они почти что ровесники моего сына – стесняются, отворачиваются от журналистских камер, что-то бубнят себе под нос про то, что не знают, что тут происходит, «просто сказали стоять и никого не пускать».

Я обхожу площадь по кругу, по ближайшей улочке архитектуры 19 века, так безвозвратно искорёженной зданием недавно построенной супер-пупер престижной гостиницы, которая не только мрачно нависла над табакерковыми домиками с разноцветными фасадами, но и похоронила под собой архитектурный слой самого центра города, который, между прочим,  на год старше Москвы.

Какое-то гнетущее чувство продолжает преследовать меня. Какая-то тревога… Я чувствую себя чужой в своей стране. По другую сторону площади, по кромке солдатского оцепления, «охраняющего выставку снегоуборочных машин», стоят люди с плакатами. Их не больше двух сотен. Подхожу ближе. Оглядываюсь. На эти две сотни митингующих приходится, по меньшей мере, по одному человеку из ОМОНа или военной охраны. Пазики, уазики и другие машины с синими полосками окружили группу людей с плакатами, ощерились, как бы говоря: «Смотрите, не балуйте!». Группа митингующих стоит спокойно, просто держат свои лозунги. Вглядываюсь в лица людей – стеснение, робость, грусть, где-то растерянность, а где-то азарт. Все разные, но все просто обычные люди, не политики, не экстремисты, и даже не оппозиционеры. Да и с какой стати называть оппозиционерами тех, кто просто вышел, чтобы сказать, что его обманули. Мы же не называем оппозиционером того, кого обсчитали в магазине, и этот человек пожаловался заведующему. Оппозиционер, скорее, тот, кто обманул.

Холодно. Дует пронзительный ветер. А они стоят со своими плакатами и не уходят. В любую минуту их могут начать разводить по одному в машины с синими полосками – ведь митинг не разрешён. «Во мне болит Россия» – надпись на одном из плакатов. Читаю и чувствую, как эта фраза резонирует с той «запрещённой» частью меня, которую я вытеснила «глобальной тотальностью» и «вселенским единением». Я почувствовала боль. Не вселенскую, но конкретную. Не глобальную, но определённую.

Не берусь судить, в какой стране мы проснулись 11 декабря, но про себя могу сказать лишь одно – моё сердце стало более человеческим. Оно включило в себя помимо абстрактного «всё есть одно» нечто фактическое – моё личное участие, моё личное отношение, мою гражданскую позицию и сострадание. Определённые вещи стали мне не безразличны, да, всё есть одно, и я – часть этого. К моей личной Садхане добавился ещё один пункт – участие в выборах. В моём лексиконе появилось слово – Родина. Моё сердце стало местом встречи духовного и мирского. И я благодарю за это йогу. Кундалини йогу. Сат Нам!